Проектирование  и строительство
гражданских зданий   сайт Александра Прокуратова

Главная Статьи Галерея Soft Документы Ссылки Авторы
 

Rambler's Top100

Мартиролог строителя – 11

В связи с тем, что на гостевую книгу сайта пришло несколько писем, то этот мартиролог я начну с этих писем.

Материала для продолжения мартиролога более чем достаточно. Перед первым мартирологом я составил примерный перечень из ста вопросов, которые хотел бы осветить. С опубликованием 10-го мартиролога, вопросов опять стало 100. Возможно, что и после 20-го мартиролога их опять останется столько же.

Письмо первое
        
                   Землетрясение в Армении 7.12.1988 г. (письмо от киевлянина)

Киевлянин: Самовольное изменение проектных схем зданий населением в результате перестановки несущих и самонесущих стен с целью увеличения жилой площади за счет лоджий и балконов; - не было там никакой переустановки, усиление лоджий было и поэтому пятиэтажки-хрущебы в Ленинакане устояли.

Прокурат: Это не принципиально, не будем мелочиться. Я работал в Кировокане, а потом в Степановане. Но, то что, сейчас вытворяют с лоджиями, балконами и стенами в панельных домах жильцы Украины, факт налицо.

Киевлянин: К причинам массовых разрушений и повреждений зданий следует отнести: несоблюдение или выполнение с низким качеством конструктивных мероприятий, обеспечивающих сейсмостойкость зданий и сооружений (отсутствие антисейсмических поясов, необеспечение жесткости дисков перекрытий и покрытий, отсутствие арматурных сеток в каменной кладке и др.);

Прокурат: в основном это относится к зданиям старой застройки, которые строились без учета конструктивных требований СНиПа для сейсмических районов. Если взять любой город Украины, то здания, построенные 20 лет назад, не соответствуют современным нормативным требования. А здания строящиеся хозспособом, строятся до сих пор по принципу передачи опыта строительства от деда к отцу, а от отца к сыну.

Киевлянин: низкое качество строительно-монтажных работ (отсутствие сварки, отступление от проекта, непровар стыковых соединений или отсутствие сварки там, где она должна быть; плохая укладка бетона в конструкциях, отсутствие замоноличивания стыков бетоном, несоблюдение технологии устройства стыков и их конструкций и т.п.);
неудовлетворительное качество строительных материалов в конструкциях.

Прокурат:  именно так. Я и затеял весь этот Мартиролог, чтобы опубликовать, влияние того, что вы перечисляете, на собственных примерах, и что это не пустые слова.

Киевлянин: Забыли самую главную - была занижена сейсмичность площадки и эти здания в принципе не могли выдержать такое землетрясение, особенно в Спитаке где не осталось ничего.

Прокурат: Я все время повторяю, что проектные ошибки, как правило, приводят к наиболее тяжелым последствиям.

Письмо второе от Константина

Константин:           весьма любопытно было бы прочесть в одной из Ваших будущей статей о вашей фирме, о фирме "ДеКонструктор", в частности о коллективе, о людях которые помогают вам…

Прокурат: Фирму ДеКонструктор организовал мой сын Александр,  8 лет проработавший в фирме «Дольник и К». Три  года назад, еще  до кризиса, я присоединился к Александру. В период организации фирмы, проблем с заказами на проектирование не было. В отличии от фирмы «Дольник и К», фирма «ДеКонструктор» выполняет только конструкторский раздел проектных работ. Заказчиком нашей фирмы являются в основном архитектурные фирмы.

Сравнивая эти две фирмы уместно привести выдержку из книги Паркинсона

«Всякий, кто изучает устройство учреждений, знает, как определить вес должностного лица. Сосчитаем, сколько к нему ведет дверей, сколько у него помощников и сколько телефонов, прибавим высоту ворса на ковре (в сантиметрах) и получим формулу, годную почти повсеместно. Однако мало кто знает, что, если речь идет об учреждении, числа эти применяются иначе: чем оно больше, тем оно хуже.

Возьмем, к примеру, издательство. Известно, что издатели любят работать в развале и скудости. Посетителя, ткнувшегося в двери, попросят обогнуть дом сзади, спуститься куда-то вниз и подняться на три пролета. Научный институт помещается чаще всего в полуподвале чьего-то бывшего дома, откуда шаткий дощатый пол ведет к железному сараю в бывшем саду. А кто из нас не знает, как устроен обычно международный аэропорт? Выйдя из самолета, мы видим (слева или справа) величественное здание в лесах и идем за стюардессой в крытый толем сарай. Мы и не ждем ничего иного. Когда строительство закончится, аэродром перенесут в другое место.

Выше упомянутые учреждения при всей своей пользе и активности прозябают в таких условиях, что мы бываем рады прийти туда, где все удобно и красиво. Входная дверь, стеклянная с бронзой, окажется в самом центре фасада. Ваши начищенные ботинки тихо ступят на блестящий линолеум и пройдут до бесшумного лифта. Умопомрачительная томная секретарша проговорит что-то алыми губками в снежно-белую трубку, усадит вас в хромированное кресло и улыбнется, чтобы скрасить неизбежные минуты ожидания. Оторвав взор от глянцевитых страниц журнала, вы увидите широкие коридоры, уходящие к секторам А, В и С, и услышите из-за всех дверей мерный гул упорядоченного труда. И вот, утопая по щиколотку в ковре, вы долго идете к столу, на котором в безупречном порядке разложены бумаги. Немигающий директорский взгляд завораживает вас, Матисс на стене устрашает, и вы понимаете, что здесь-то, наконец, работают по-настоящему.

И ошибетесь. Наука доказала, что административное здание может достичь совершенства только к тому времени, когда учреждение приходит в упадок.

Как выяснилось, совершенное устройство – симптом упадка. Пока работа кипит, всем не до того. Об идеальном расположении комнат начинают думать позже, когда главное сделано. Совершенство – это завершенность, а завершенность – это смерть».

Все было бы именно так, если бы не кризис. Кризис внес свои коррективы. И там и там не все как хотелось бы.

Эта улица и крыльцо ведут в нашу фирму

Константин: Любая профессиональная в своей сфере деятельности компания имеет ряд секретов, которые очевидно не стоит раскрывать, но есть то, чем можно поделиться.

Прокурат: У меня секретов нет. Все что знаю, выкладываю на сайт. Единственный мой секрет, -  такой. Когда архитектор меня просит: «Юра, выдай котлован,  свайное поле, или ростверки, иначе меня закопают», я это всегда делаю. Мне жаль, когда архитекторов и их фирмы закапывают. Кроме, того, я заинтересован выдавать чертежи раньше, чтобы строительство началось, и процесс стал необратимым.  Это очень взбадривает архитекторов, хотя не всех. Некоторые так и не приходят в сознание, продолжают спать в оглоблях.

Константин: Устав компании, отношение к работе, как процессу, какие тонкости. Какие условия в организации труда работников сферы проектирования за годы работы Вы считаете оптимальными.

Прокурат:  Устава нет. Я перепробовал много методов взаимодействия с исполнителями, - наиболее приемлем для меня метод, под название  «бюджет исполнителя». На основании своего бюджета на объект, я с каждым исполнителем, работающему по моему объекту, оговариваю объем работ, деньги и сроки.

Когда люди работают за твердую зарплату, вне зависимости от выполненной работы, они начинают сидеть в одноклассниках, растягивают работу до бесконечности. Это выгодно, если  то, что можно сделать за один месяц, сделаешь за три, и получишь втрое больше денег за одну и ту же работу.

Когда строители на объекте просят разрешить какую-то ситуацию, если знаешь твердо, то не откладывай на завтра, не надувай щеки и не устраивай бюрократических схем принятия решений.

Константин: Связь опыта, ручного и машинного счета.

Прокурат: Нужно уметь считать вручную, проверяя компьютерные расчеты, нужно чувствовать работу конструкций. Очень опасны  специалисты, владеющие расчетной программой и не умеющие проверять свои безумные результаты вручную приближенными методами. На сайте у меня есть на эту тему большая статья: «Метафизический шарнир». Опытный конструктор может за рабочий день прикинуть с точностью до 5-10%, армирование и класс бетона всех конструкций объекта.

Константин: Какие, как показала практика, моменты желательно всегда оговаривать в договоре на проектирование и т.д. Словом, чем не жалко поделится.

Прокурат: Не начинать работу без аванса. Постарайтесь разбить оплату на три этапа. Аванс – 30%, нулевой цикл – 60% и полная готовность – 100%. Оговаривайте протокол конструкций, класс бетона и номенклатуру арматуры и прочего металла.

Письмо третье от Тыжненко Николая Ивановича

Тыжненко: Может быть с помощью вашего детища попытаться хоть как-то помочь тем, которые хотят учиться и научиться, а спросить нет у кого. На моем пути очень много таких попадает.

Прокурат: Когда мы в 1995 начинали заниматься монолитом, то не было почти ничего, куда бы можно было заглянуть. Адаптировал сборную серию ИИ-04 к монолиту, а потом модифицировал собственный монолит от объекта к объекту. Техническим пособием были даже опалубочные каталоги PERI, doka.

Тыжненко: У меня есть масса примеров, когда приличные ребята, которые освоили "Лиру" и способны что-то (даже правильно) просчитать, но у них нет ни опыта, ни чувства работы конструкции, которые приобретались нами расчетом на бумаге.

Прокурат: К сожалению многие из этих приличных ребят  верят в «Лиру», получают нелепые результаты и свято в них верят, потому что это «Лира», а если еще и лицензированная, то результаты будут святее папы римского.

Тыжненко: Сегодня полно разных вспомогательных программ для расчета даже мелких элементов, но для этого надо понимать и знать работу конструкции, что именно необходимо проверить и просчитать.

Прокурат: Каждый инженер должен иметь под рукой что-то, при помощи чего он в полевых условиях может принять решение. Я завел полевой блокнот еще в 1990 году, когда были мелкие объекты и когда нужно было в полевых условиях принимать решения. В блокнот вносятся все прецеденты. Я его беру даже в отпуск. Не исключена необходимость принятия решения по мобильному телефону. Блокнот распух вдвое. Его можно издать как справочник «Полевого командира»

Тыжненко: Один пример: в Бориславе смотрю конструкции маркера с 24м фермами на колоннах из 40го широкополочника с маловатой правда опорной базой, но болты приняты правильно, 4 Ф36. А анкерные планки, представляете, приняты из 2спаренных швеллеров №6, которые при теоретически правильной установке с натугой проходят по моменту, но полностью сминаются на опоре. Если бы не заметили своевременно, все "Лиры" и старания конструкторов, козе под хвост.

Прокурат: Аналогичная ситуация случилась месяц назад.  Писал заключение по одному опорному узлу, запроектированному без головы, то есть вместо головыбыла «Лира», безшарнирные арки, пролет  50м, бетон на опоре раскрывается, так как только конструктивное армирование,  расчетная программа не дает момента. А справочник проектировщика «Металлические конструкции» Мельникова дает опорный момент в 50тм. Ни распор, ни момент опорным узлом не воспринимаются.

Тыжненко: Что осталось на заводе Бабушкина в Днепре.

Прокурат: Весь металл, который случался на наших объектах, заказчик размещал, где угодно, только не на этом заводе. По всей видимости, этот завод постигла та же участь, что и заводы ЖБК и крупные проектные институты.

Тыжненко: К сожалению, 80% берущихся сделать КМ, правильно оформить чертежи не научились, не потому, что не хотят - утеряна школа. В 24 годика он уже и гл. конструктор и ГИП, потому как других нет. А те, кто есть, из нашего поколения знают, что знания дорогого стоят. Заказчика чаще всего не то, что жаба давит, оно ему не надо, он научился выбирать для себя главное, только бывает так, что жизнь их тоже начинает учить выбирать.

Прокурат: Да один из таких молодых да ранних рассердился на меня за статью «Метафизический шарнир», хотя я не употреблял ни имен, ни городов, ни названий объектов. Старался для таких как он и получил по шее. В своих мартирологах я еще не дошел до заказчика. Это отдельная тема для разговора. Они работают в очень широком диапазоне: от ЭЛИТАЦЕНТРОВ, до замороженных железобетонных коробок, которые они не могут достраивать, так как привыкли рисковать только чужими деньгами.

Тыжненко: Только думают они до момента продажи, а там, как получится. К счастью (и позору) стоят и плохо спроектированные и плохо построенные дома, просто еще не наступил момент совпадения всех расчетных нагрузок в наихудшем сочетании.

Прокурат: Да, здания стоят потому, что рассчитаны на 100-150 лет и на экстремальные нагрузки. Сейчас время одноразовых стаканчиков, шприцов, По одному из объектов вел безрезультатную борьбу за качество строительства и наличие технадзора. Сдался и направил в ГАСК письмо об отказе от авторства того что строится.

Тыжненко: Один мой бывший сотрудник, инженер первой руки, зав.лабораторий долговечности зданий сказал: « А ты знаешь, переубедить нельзя. Это даже хорошо, что рушится. Будут примеры, будет школа и у меня всегда будет больше работы».

Прокурат: «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится». Но сейчас такие мужики пошли.

Тыжненко: Когда первый раз сделали обследование, стало жутко. Металлоконструкции изготовлены на коленке в гараже. Какие сертификаты, паспорта, какие марки металла? Какие удостоверения сварщика? Сварил могильную оградку и полез варить строительные конструкции.

Прокурат: Научить раскладывать арматуру с шагом 200, можно  за 10 секунд, не больше, чем будет потрачено времени на подпись в журнале о прохождении инструктажа по технике безопасности.

Тыжненко: Получаю удовольствие от просмотра "Мегастроек/мегапроектов" по программе "Дискавери". На 182 день от прихода строителей на площадку, монолитные работы выполнялись уже на 16 этаже, а электроразводки на 12. Вот это организация труда, класс. Проблемы с увязкой и вносимыми в Проект изменениями очень похожи на наши. Только с той разницей, что на стройке сидят десяток инженеров и вносят изменения, координируют и согласовывают работы по своей специальности.

Прокурат: «Правильные пацаны» считают, что он банкует и не стоит задумываться, о том кто и как будет контролировать строительство.

Тыжненко: Там у нас работал из Днепропетровска Дима Классен. Он здорово вырос и ушел в службу Заказчика. Возможно Вы встречались на "Вавилоне". В Днепропетровске живут два моих ученика, Дима и Лена Щербань.

Прокурат: Не так давно входил с ним в контакт. На «Вавилоне», один из кинотеатров реконструировали под лыжный аттракцион. Я еще удивился на его шведскую фамилию. Со Щербанями пока еще не пересекался.

Тыжненко: Если выберете минутку, можем продолжить обсуждение затронутых вопросов.

Прокурат: В этом номере «Мартиролога» я и пытаюсь это делать

Тыжненко: Сейчас учится в основном очень хорошая молодежь, они пришли учиться и хотят получить хорошие знания. Я уверен, уровень знаний у них ничуть не ниже нашего, в их возрасте, они знают больше, уверены в себе, становятся классными специалистами при правильном их направлении, без излишней суеты. Может мне везет, но постоянно таких встречаю.

Прокурат: Пять лет подряд, до ухода из фирмы «Дольник и К», ежегодно пополнял свою бригаду только молодыми специалистами. По принципиальным соображениям. За все время работы в фирме «Дольник и К». Пятеро стали гл. конструкторами. Правда они еще только в начале пути и попали под кризис. Два года кризиса я выдержал в фирме «ДеКонструктор», выдержали и мои помощники, которые так же на пути к гл. конструкторам

Тыжненко: Как у Вас сейчас жизнь в Днепре? Я считаю, что город давно ушел вперед от моего родного Харькова.

Прокурат: То что строительством Харьков не удивляет, мне прямо вчера сказал, выезжавший по делам в Харьков подрядчик с которым я работаю.

Тыжненко: Если я без разрешения отнял у Вас слишком много времени, прошу прощения, просто видимо и сайт и особенно форум на нем, пополам с воспоминаниями о не самом худшем времени проведенном в Днепропетровске, меня зацепили.

Прокурат: Спасибо за письмо. Попытался вскользь высказаться по затронутым вами моментам. Надеюсь мы продолжим легкую полемику.

 

 

 

 

 


 

 

 

 


Гостевая книга
  При использовании материалов сайта, ссылка на источник обязательна © А.Прокуратов
Сайт управляется системой uCoz